О МАРТЫНЕ ФАТЬЯНОВЕ

Мартын от Филиппа

…В «Селищенском древе Фатьяновых» (в родословной, которую нарисовал архангельский художник Федор Фатьянов) — «Мартын, как и все его 9 братьев и сестер, происходит от Филиппа», т.е. Мартын Филиппович. Но в деревне Селище на реке Мезени его ласково называли «Мартынко». Охотник, рыболов, сказитель, умелый мастер и просто – чудак, человек природы, добрый человек!
   Ехать к нему за знаменитыми туесами и щепными птицами было не близко, даже из Архангельска …На самолете до районного центра, села
Лешуконское, затем по реке Мезени 40 километров на лодке. После долгой дороги, наконец, захожу я в избу – никого… На всякий случай, здороваюсь. Откуда-то голос веселый :«Ой, кажись, люди добрые приехали. Видно, дела набежали…». Оглядываю избу – никого! И вдруг вижу — из устья большой русской печи торчит вихрастая седая голова с усами и бородой – торчит и улыбается… Слышала я , что раньше в печах детей мыли, но чтобы целиком взрослый человек там оказался… Это 90-летний Мартын Филиппович в печи парится, болезни из себя выгоняет… Лежать там долго надо , «пока весь пот не выйдет…». Ехала за туесами , а получила возможность еще и послушать «мартыновы сказы» прямо из печи… Вот одна из его то ли былей, то ли
небылиц… Про то, как он призывался на войну в 1914 году.
Мартын Фатьянов первый слева
   «…накануне мне «видение со знаменем» было: 
   Словно во сне всё было… Уснул, вижу — стоим мы на параде: гимнастерки 1-ый сорт, мундиры -1-ый сорт! Стоим у Петра 1, у Дворца, откуда на войну поехали. Стоим все, глазами – в лето (на юг). А тут река еще, Нева-то… Головы у всех направо – навытяжку стоим . Города не видно было – все в тумане… И шибко долго в этом дыму стоим. У всех ружья блестят, только светят! И вдруг знамя с небес спускается, а на нем лик, как на иконе… И вот он сам – на земле уж…Иисус Христос! Мундир у него бриллиантовый — так богатыри прежде выезжали! Голяшечки тоже бриллиантовы, ноги-то босы… А на них ремёшки, как туфельки… А личность така , как на иконах была… Шибко востро смотрит, так хорошо!
А я ровно тут – о самого его стою… Шеренга-то у нас долгая.
Он прошел шеренгу-то, а вокруг женщины нарядны! Он когда с воздуха-то спустился, с Невы-то, женщины-то, у кого чего есть – платки-то,
все подстилают ему, все снимают с головы, а он по платкам идет! И все в голос – сам Иисус Христос пришел! У-у-у голоса-то… И ушел ведь… Долгое время голоса-то не утихали… Благословил нас!
А уж потом …Из белой-то армии мы в красну перешли –
они нас насильно взяли…» .
На этом сказе я про всю свою усталость забыла, да и «парение» кончилось.
Помолодевший Мартын Филиппович повел меня к столу – «рыбки
отведать»…А на следующий день и работа началась – и по дереву и по
бересте, но тут уж другие сказы пойдут. Об этом и книга «Рассказывают
мастера».
Нина Филёва